Куда, петербургские жители,
Толпою весёлой бежите вы?
Какое вас гонит событие
В предместье за чахлый лесок?
Там зонтики белою пеною,
Мальчишки и люди степенные,
Звенят палашами военные,
Оркестр играет вальсок.

Ах, лётчик отчаянный Уточкин,
Шоферские вам не идут очки.
Ну что за нелепые шуточки -
Скользить по воздушной струе?
И так ли уж вам обязательно,
Чтоб вставшие к празднику затемно,
Глазели на вас обыватели,
Роняя свои канотье?

Коляскам тесно у обочины.
Взволнованы и озабочены,
Толпятся купцы и рабочие,
И каждый без памяти рад
Увидеть, как в небе над городом,
В пространстве, наполненном холодом,
Под звуки нестройного хора дам
Нелепый парит аппарат.

Он так неуклюж и беспомощен!
Как парусник, ветром влеком ещё,
Опору в пространстве винтом ища,
Несётся он над головой.
Такая забава не кстати ли?
За отпрысков радуйтесь, матери,
Поскольку весьма занимателен
Сей праздничный трюк цирковой.

Куда, петербургские жители,
Толпою весёлой бежите вы?
Не стелют свой след истребители
У века на самой заре,
Свод неба пустынен и свеж ещё,
Достигнут лишь первый рубеж ещё..
Не завтра ли бомбоубежище
Отроют у вас во дворе?

Стихи

Aug. 25th, 2014 09:43 am
Со спины
... сильнее, чем могла бы рассказать,
поэтому я просто подхожу, за плечи обнимаю и целую
любимое прекрасное лицо - висок и лоб, холодный кончик носа
и губы, улыбнувшиеся мне

http://bububird.livejournal.com/889589.html
Татьяна Некрасова
http://wolfox.livejournal.com/209338.html

keep flying

Когда в таверну входил Лармак - любой узнавал на раз: потерта куртка, легка сума, в карманах шумят ветра. Он всех за миг собирал вокруг, смеялся, шутил и пел, летели карты из ловких рук, и стол забывал скрипеть. Шутница-флейта и громкий смех (хоть пил - не крепчей воды), Лармак был тощ, загорел и смел, а коль всерьез на кого глядел, то словно бы бил под дых. Прознатчик всех незаконных дел, историй его - не счесть. И черный ворон всегда сидел на левом его плече.

А впрочем, много таких бродяг средь улиц, трущоб, болот. Вот только песни, что пел Лармак - их каждый сейчас поет. Про соль и снег, про огонь и лед, про принца, что ждал весну... А пуще прочих любил народ - про Облачную Страну.

Страна, что прячется в облаках, где крылья зовут рассвет; крепка рука, и судьба легка, и треплешь тучи за их бока, а туча урчит, как зверь. Страна, где каждый мастак летать, и солнцу не жаль огня. И ветром там закаляют сталь, и сталь выходит светла, чиста...
Вот только там нет меня.


А мы живем - а чего ж не жить, тут проще, чем где еще. Мы мох растим, разжигаем жир, мы ловим местные миражи - их в топях немерен счет. Кошачьи сходки по вечерам у пристани, где река, и хищный, злобный, когтистый мрак, что виден издалека. Порою крысы придут на чай, притащат мышиный торт. На башне стрелки бьют лишний час, что это велено означать - не знает уже никто. На небо смотрим мы редко так, чего на него смотреть... Но как на небо смотрел Лармак - как будто хотел взлететь.

И он старел, и худел, как все, по жизни его несло. И вот таверну накрыла тень: Лармак не пришел с болот. Его искать? Нет глупей труда. Болота не отдадут... Но мы пошли. Идиоты, да? Мерцала в небе осот-звезда, предвестница грустных дум.

Когда вернулись - стояла ночь, на милю несло от нас. Болотам, знаешь ли, все равно, зима там или весна. Хвосты-обманки торфяных лис, куда, дурачок, зачем? Да, мы искали - и не нашли. И ворон его исчез.

Страна, что прячется далеко, ее золотит заря. Где каждый равен - таков закон, где бьет копытом крылатый конь по плиткам из янтаря. Где дети носятся по траве, и с ними бежит туман. Где даже ночью посмотришь - свет; и корабли там уходят вверх, как в море идут у нас. Нанижешь мелких дождинок горсть, подвесишь - они звенят. А вдалеке пики алых гор, туда ступить бы - одной ногой...
Но только там нет меня.


Сан-Джону сроду пятнадцать лет, иль больше - кто их считал? Сан-Джона знают гранитный лев, и местный рынок, и чахлый лес, и все тридцать два моста. Сан-Джон вприпрыжку идет домой, выходит из лап метро. И пусть над городом виснет смог, и веет холодом, как зимой, и ты до конца продрог - не важно, право, совсем, дружок, об этом не говорят. Три дня назад отыскал Сан-Джон шкатулку у пустыря. Труп серой птицы, и чей-то плащ; там много чего лежит. Там роза как-то - не врут! - цвела, и пела, как будто жизнь. "Ох, фу!", - сказала бы мама; да, помойка, мусор и ерунда, полно всяких грязных дыр...

В шкатулке этой была звезда. Нет, флейта - и знак звезды.

И что с того, что любил футбол, а нот не желал и знать? Сан-Джон приходит на мост горбом, на мост номер двадцать пять. Он тащит флейту из рюкзака и пробует - раз, другой... Над мегаполисом ждет закат, дрожит немного (пускай!) рука, но слышно песню издалека, и песня бежит бегом. Пусть неумело, сквозь шум и треск, но все-таки - вот, звучит!

Придя домой, он пойдет к сестре, к ее роялю и кучам пьес, попросится: научи.

Страна, что прячется в небесах, где звездный ликует сад. Где вольны всякие чудеса, "дай руку, парень!" - "погодь, я сам!" - и верно, взлетает сам. На млечных тропах - следы веков, и лап, и копыт, и ног. Ажурны башни меж облаков, и нет понятия "не такой" под солнцем и под луной. И крылья ворона вдалеке взъерошат на тучах шерсть.
Моя рука - на твоей руке, пусть льется песня, как течь реке.

Я знаю. Я тут. Я есть.
 

D. Sayers

Apr. 28th, 2014 11:21 am
I like Dorothy Sayers because her allusions tend to lead me to stuff I like, and because her descriptions of being in love are the most sympathetic that I know. Speaking of allusions, here's one for today:

The Sailing of the Sword
By William Morris (1834–1896)

ACROSS the empty garden-beds,
When the Sword went out to sea,
I scarcely saw my sisters’ heads
Bow’d each beside a tree.
I could not see the castle leads, 5
When the Sword went out to sea.
Read more... )

Стихи

Apr. 20th, 2014 11:07 am
Я это уже цитировала, но не целиком, а оно - прекрасно:
Сергей Круглов
Христос приходит в Муми-дален
Read more... )
моему сегодняшнему настроению:
http://aptsvet.livejournal.com/988226.html
оригинал и авторский перевод - прекрасно, но, признаюсь честно, перевод мне понятнее и ближе.
зеркало

в эти тревожные минуты
наши мысли почти неминуемо
устремляются к императору
как ему одиноко в ледяном дворце
и почему он все время молчит

у яшмовых ворот толпа затоптала шпиона
гарнизон на востоке остался без риса
ходили слухи что велено посылать
юных девушек для полкового котла
не верю но младшей соседской дочери
нет уже второй вечер

новый слуга вернулся лишь около полуночи
без шапочки и от него пахло вином
рассказывал что чжурчжэни уже в столице
и что кровь на площади у жемчужного храма
стояла по щиколотку как черное зеркало
последнее время он невыносимо груб
надо велеть управляющему высечь
эти чжурчжэни для них только повод

навестил достопочтенный советник и
с листками танской каллиграфии
купил за бесценок у букиниста
бесценок и есть но было неудобно
огорчать друга велел подать вино и сливы
из последнего запаса но того стоило
давно так чудно не коротали вечер
на обратном пути достопочтенного и
выбросили из паланкина и забили палками
эти чжурчжэни у них только предлог

снова горит но теперь на западе
стражникам работы по горло
старый халат свалялся и не греет
надо бы отправить за хворостом
но некого и вряд ли кто продаст
как прекрасна луна в черном бархате небес
в черном шелке дыма

похоже горит у самого дворца
с той стороны где конюшни и гарем
кисти давно не чищены и тушь пересохла
император богоравен но и он боится
мы знаем что он боится за нас
но у нас уже не осталось для него
слов утешения

the mirror

without fail our thoughts in these vexing times
are with the emperor lonesome in his icy
palace sunk in his unremitting silence

a spy was trampled at the jasper gate
the eastern garrison has run out of rice
one hears of a decree to round up and
butcher young maidens for the soldiers' stew
i give it little faith although the neighbor's
youngest's been missing two nights in a row

the new servant took off was gone till midnight
came back without his cap reeking of wine
the jurchen are within the walls he says
and at the plaza by the pearl shrine blood
was ankle-deep glistening like a black mirror
he's been too insolent of late the steward
must be requested to apply the rod
those jurchen are just a ruse for their ilk

a visit from the venerable yi
his brittle sheets of tang calligraphy
obtained from a bookseller for a trifle
trifle indeed but who would want to hurt
a friend i had them fetch some wine and plums
the last of the old stock but it was worth it
never an evening was so full of mirth
on his way back the venerable yi
was torn out of his litter thrushed to death
with canes those jurchen nothing but a ruse

a conflagration this time in the west
the guards will have their work cut out for them
curse the old gown all matted and it's cold
should have dispatched them to stock up on brushwood
but there's no one to send and none for sale
how splendid is the moon in the black velvet
of the night sky in the black silk of smoke

looks like the flare is aiming for the palace
from where the stables should be and the harem
i haven't cleaned my brush the ink is dry
the emperor may be godlike but he feels
the fear we know he is afraid for us
but we alas have hardly any words
left to console him

Справка: http://en.wikipedia.org/wiki/Emperor_Qinzong_of_Song_China
Никогда больше не читать Овсея Дриза на ночь. И вообще не читать. И не гуглить.
А ей мама, ну, во всём потакала,
Красной Шапочкой звала, пташкой вольной,
Ей какава по утрам два стакана,
А сама чайку попьёт — и довольно.
Read more... )

I just realized that this is the only instance I know where the expression "to make a pass (at someone)" is used in Russian as a copy from English. Normally it is used as a copy from French and means "to make odd movements with one's arms and hands in the fashion of a stage magician".
Я не знал, что дважды два – четыре,
И учитель двойку мне поставил.
А потом я оказался в мире
Всевозможных непреложных правил.
Правила менялись, только бойко,
С той же снисходительной улыбкой,
Неизменно ставили мне двойку
За допущенную вновь ошибку.
Не был я учеником примерным
И не стал с годами безупречным,
Из апостолов Фома Неверный
Кажется мне самым человечным.
Услыхав, он не поверил просто –
Мало ли рассказывают басен?
И, наверно, не один апостол
Говорил, что он весьма опасен.
Может, был Фома тяжелодумом,
Но, подумав, он за дело брался,
Говорил он только то, что думал,
И от слов своих не отступался.
Жизнь он мерил собственною меркой,
Были у него свои скрижали.
Уж не потому ль, что он «неверный»,
Он молчал, когда его пытали?

Эренбург
Read more... )
Like Alexander I will reign,
And I will reign alone;
My thoughts did evermore disdain
A rival on my throne.
He either fears his fate too much,
Or his deserts are small,
That dares not put it to the touch,
To gain or lose it all.
Read more... )

Poppies

Oct. 19th, 2012 11:27 pm
Маки, и не только на Монте Кассино. Наконец-то я узнала, почему именно маки.
http://legion.ca/Poppy/campaign_e.cfm

The association of the Poppy to those who had been killed in war has existed since the Napoleonic Wars in the 19th century, over 110 years before being adopted in Canada. There exists a record from that time of how thickly Poppies grew over the graves of soldiers in the area of Flanders, France. This early connection between the Poppy and battlefield deaths described how fields that were barren before the battles exploded with the blood-red flowers after the fighting ended.

Just prior to the First World War, few Poppies grew in Flanders. During the tremendous bombardments of that war, the chalk soils became rich in lime from rubble, allowing “popaver rhoes” to thrive. When the war ended, the lime was quickly absorbed and the Poppy began to disappear again.

Т. е. если солдаты падают в маки, это значит, что война идёт уже второй сезон - маки успели вырасти на телах предыдущих солдат.

In Flanders fields the poppies blow
Between the crosses, row on row,
That mark our place; and in the sky
The larks, still bravely singing, fly
Scarce heard amid the guns below.

We are the Dead. Short days ago
We lived, felt dawn, saw sunset glow,
Loved and were loved, and now we lie
In Flanders fields.

Take up our quarrel with the foe:
To you from failing hands we throw
The torch; be yours to hold it high.
If ye break faith with us who die
We shall not sleep, though poppies grow
In Flanders fields.
Prompted by: http://almondd.livejournal.com/272796.html
Read more: http://www.carnaval.com/dead/aztec_poetry.htm

Like the spring grass
We come only to sleep,
Only to dream.
It is not true, it is not true
That we have come to live on Earth!

Как весенняя трава
Мы пришли лишь спать
Лишь видеть сны.
Это ложь, это ложь,
Что мы пришли в этот мир жить!
http://poemsdaily.livejournal.com/136851.html

No Warning No Reason by Michael Ryan

Because he left her, she must make him
someone she doesn't love, rescripting as
deception their hand-clasped walks at dusk
when she felt his was the hand of God
linking her to him because she was
so blessed to be given this love
this late in life. It must have been lies:
each touching word, all thoughtfulness,
his shows of pleasure putting her first
his endearing sex talk that first
amused her then got to her
(his hot moist breath the poison in her ear)
as he learned with seemingly selfless patience
how to move inside her as no one ever had before.
How can she change memories like these?
He must have been lying
because the man who did these things
could not leave her with not warning or reason.
But she knows he wasn't,
and, because she knows he wasn't,
she is stuck. No one can help her.
No one can enter the sacred circle they made together
she now wears as a necklace of fire.
How can she obliterate the person he is?
What is she to do? She has to live.
Yes, it's not May 9th yet, but I just really, really like this song.

What was sent to the soldier's wife
From the ancient city of Prague ?
From Prague came a pair of high heeled shoes,
With a kiss or two came the high heeled shoes
From the ancient city of Prague.
Read more... )
The rain set early in to-night,
The sullen wind was soon awake,
It tore the elm-tops down for spite,
And did its worst to vex the lake:
I listen'd with heart fit to break.
When glided in Porphyria; Read more... )
“Have you news of my boy Jack?”
Not this tide.
“When d’you think that he’ll come back?”
Not with this wind blowing, and this tide.

“Has any one else had word of him?”
Not this tide.
For what is sunk will hardly swim,
Not with this wind blowing, and this tide.

“Oh, dear, what comfort can I find?”
None this tide,
Nor any tide,
Except he did not shame his kind —
Not even with that wind blowing, and that tide.

Then hold your head up all the more,
This tide,
And every tide;
Because he was the son you bore,
And gave to that wind blowing and that tide!

Kipling
Две истории про то, как женщины не понимают мужчин:
http://emcarroll.com/comics/prince/andthesea.html
Емили Кэррол

Русалка плыла по реке голубой,
Озаряема полной луной;
И старалась она доплеснуть до луны
Серебристую пену волны.

И шумя и крутясь колебала река
Отраженные в ней облака;
И пела русалка - и звук ее слов
Долетал до крутых берегов.

И пела русалка: "На дне у меня
Играет мерцание дня;
Там рыбок златые гуляют стада;
Там хрустальные есть города;

И там, на подушке из ярких песков
Под тенью густых тростников
Спит витязь, добыча ревнивой волны,
Спит витязь чужой стороны.

Расчесывать кольца шелковых кудрей
Мы любим во мраке ночей,
И в чело и в уста мы в полуденный час
Целовали красавца не раз.

Но к страстным лобзаньям, не знаю зачем,
Остается он хладен и нем;
Он спит - и, склонившись на перси ко мне,
Он не дышит, не шепчет во сне!"

Так пела русалка над синей рекой,
Полна непонятной тоской;
И шумя и крутясь колебала река
Отраженные в ней облака.

Лермонтов
С поклоном [livejournal.com profile] kiowa_mike, вспомнившему одно из моих любимых стихотворений http://kiowa-mike.livejournal.com/1307748.html

Мой старый друг, мой верный Дьявол,
Пропел мне песенку одну:
— Всю ночь моряк в пучине плавал,
А на заре пошёл ко дну.

Кругом вставали волны-стены,
Спадали, вспенивались вновь,
Пред ним неслась, белее пены,
Его великая любовь.

Он слышал зов, когда он плавал:
«О, верь мне, я не обману»…
Но помни, — молвил умный Дьявол, —
Он на заре пошёл ко дну.
Гумилев
...И на ступеньки встретить
Не вышли с фонарем.
В неверном лунном свете
Вошла я в тихий дом.

Под лампою зеленой,
С улыбкой неживой,
Друг шепчет: "Сандрильона,
Как странен голос твой..."

В камине гаснет пламя,
Томя, трещит сверчок.
Ах! кто-то взял на память
Мой белый башмачок

И дал мне три гвоздики,
Не подымая глаз.
О милые улики,
Куда мне спрятать вас?

И сердцу горько верить,
Что близок, близок срок,
Что всем он станет мерить
Мой белый башмачок.


Ахматова

Profile

mme_n_b

May 2017

S M T W T F S
 12 3456
7 8910111213
14 151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 23rd, 2017 08:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios